Актриса Зинаида Кириенко: жертва харассмента по-советски

В июле 2022 года блистательной актрисе – звезде советского кино — Зинаиде Кириенко могло бы исполниться 89 лет.

Вся её жизнь — это готовый сюжет для лихо закрученного триллера. Мало кто знает, что красавица-актриса, которую помнят и любят несколько поколений зрителей, всю жизнь прожила под чужим именем, фамилией, отчеством и на самом деле она — Аида Георгиевна Широкова.

Другим «тёмным пятном» в её биографии стал 1966 год, когда в самом расцвете карьеры и на пике популярности после «Тихого Дона» и «Судьбы человека» Кириенко на восемь лет (по меркам кино – целую вечность!) категорически запретили снимать. И не снимали. Так председатель Госкино СССР отомстил за то, что Кириенко отказалась стать его любовницей. К счастью, этот сюжет в итоге оказался с хеппи-эндом: судьба всё-таки подарила актрисе «Любовь земную», любовь неземную и триумфальное возвращение на экраны.

…Мы познакомились с Зинаидой Михайловной при довольно трагикомических обстоятельствах. В 1998 году газета «Совершенно секретно», где я тогда работал, взялась защитить актёрский жилищный кооператив, который обижали какие-то госбеспредельщики, мне поручили встретиться с инициативной группой, которую представляла Зинаида Кириенко.

Дело было на Пасху. Сидим у неё дома, на Таганке, изучаем ворох документов. Вдруг звонок в дверь. Оказалось, проведать свою давнюю подругу приехала актриса Татьяна Конюхова. Буквально с порога она скомандовала: мол, «в такой светлый праздник заниматься делами – грех» и потребовала убрать диктофон. Зинаида Михайловна быстро накрыла «поляну». В тот день мы о кооперативе больше не говорили. Зато… Клянусь, таких личных откровений, с пикантными подробностями и в красках, весёлых, скандальных и душещипательных историй из жизни «звёзд» советского кино, я больше в жизни никогда не слышал. Сотая доля того, что две народные артистки тогда рассказали под «зубровку», затем под коньяк и шампанское, даже сегодня могла стать для поклонников кино настоящей «бомбой».

Закончилось всё тем, что обе, как ни в чем не бывало при полном при параде, весёлые и как «стеклышко» отправились на чей-то творческий вечер в Дом кино, а я, проклиная себя за то, что ничего не смог записать, поехал домой… отсыпаться.

С Зинаидой Михайловной мы потом встречались не раз, делали большие интервью, но на все поползновения вывести её на «те» исповедальные откровения Кириенко отвечала фирменной загадочной улыбкой и отмахивалась. А теперь вот ушла, забрав все свои тайны с собой…

Зинаида Кириенко (Широкова) с мамой и братом

«ЗАЧЕМ ЗАМОРСКОЕ ИМЯ РУССКОЙ ДЕВЧОНКЕ?»

Будущая народная актриса появилась на свет в Махачкале 9 июля 1933 года. Отец – Георгий Широков, выпускник Тбилисского юнкерского училища, по образованию — военный музыкант. Мама – Александра Иванова, работала в отделе кадров Махачкалинского рыбоконсервного завода. Он – из состоятельной старорежимной семьи, «белогвардеец», сосланный на пмж в глухие дагестанские аулы, она – пламенная комсомолка, сознательный строитель коммунизма. Уже гремучая смесь!

И с именем их дочери действительно вышла целая история. В каком-то смысле трагикомическая, в каком-то — героическая и романтическая. Но как потом оказалось – пророческая на все сто процентов. Мама, будучи беременной, запоем прочитала роман о судьбе древнегреческой драматической актрисы по имени Аида. Книга произвела такое неизгладимое впечатление, что она твёрдо решила: у неё обязательно родится дочь, которая непременно станет драматической актрисой. Поэтому даже имя придумала до её рождения – Аида.

Зинаида Михайловна рассказывала: «Надо было знать мою маму. Лихая кавалеристка — она в седле сидела как амазонка. Слова поперёк не скажи! Огонь, а не женщина! Красивая, волевая, энергичная… Решила, что будет девочка, значит, так и будет! Но когда я родилась, мама сильно заболела, и регистрировать меня пошёл отец – Георгий Широков. Иначе по законам того времени – штраф. Шёл и размышлял: «Аида? Зачем такое замысловатое заморское имя русской девчонке?» И записал: «Зинаида». Когда матери метрику показал, она забилась в истерике. А он успокаивал: «Смотри, Шура: Зина и Ида – два имени. Одно — как ты и хотела».

Поэтому всё моё детство и юность я была Идой. Когда родители развелись, я стала Ида Иванова. Во ВГИК поступала как Ида Кириенко – в 14 лет я взяла фамилию и отчество отчима – Михаила Игнатьевича Кириенко. Так и однокурсники меня называли, пока в титрах фильма «Надежда» не понадобилось паспортное имя писать. Сергей Герасимов спросил: «Почему ты Зинаида по паспорту?» Я ему всю эту историю и рассказала. С тех пор я – Зинаида. Но всё равно привыкала я к этому имени с большим трудом. Только в последнее время смирилась, когда стала Зинаидой Михайловной».

ТАЙНА ТЁТИНЫХ ДНЕВНИКОВ

Тридцатые годы прошлого века – время для страны сумасшедшее. Коллективизация, индустриализация, раскулачивание, репрессии… Потом – война. Семья переехала на Ставрополье – в станицу Новопавловская. Мама не могла всю себя без остатка посвятить воспитанию дочери, водить её по кружкам и приучать к сцене. С утра до вечера она то яростно училась, то восстанавливала разрушенные войной элеваторы. Кроме того, руководила кружком ворошиловских стрелков, воспитывала будущих кавалеристов…

Но, судя по всему, родительские гены (всё-таки папа – обладал абсолютным слухом) дали свои плоды. Лет в 9 на пару с двоюродной сестрой они уже вовсю разыгрывали импровизационные сценки. Девочка с детства неплохо пела, читала стихи, с удовольствием участвовала в школьной самодеятельности. Когда стала чуть постарше, коллектив их драмкружка ездил с концертными программами на полевые станы и пользовался огромной популярностью. Вскоре в местном доме культуры они поставили «Сорочинскую ярмарку», где Ида сыграла Параску. Это был её первый выход в «настоящем серьёзном» спектакле.

Кириенко вспоминала: «У нас в школе был учитель Василь Василич, худой такой, длинный, замороченный. Во время войны он четыре года провёл в немецком плену, там выучил немецкий язык и его же у нас преподавал. Он очень часто кирял. И очень любил, когда я и ещё один мой одноклассник пели вместо урока. «Кириенко, Примаков! Спойте мою любимую…» И мы затягивали на два голоса. (Поёт): «Скажи, сынок, скажи родной, скажи, казак мой молодой…» Василь Василич слушает и, прикрыв лицо ладошкой, плачет. Потом ставит нам по пятёрке».

По словам Зинаиды Михайловны, в детстве и юности она была очень романтичная, немного чудаковатая — не от мира сего. «Одноклассницы уже вовсю влюблялись в сверстников, а я любила в одиночку уходить на природу, общалась с луной, со звёздами. Любила полежать в полыни, надышаться запахом чабреца и долго-долго смотреть в небо. Какая любовь? Я — пела. Я выходила в степь и — «О-о-о-о!!!» Ни души же вокруг — красотища. Вот такие были у меня порывы!»

Но несмотря на рано проявившиеся способности, всерьёз о сцене Ида не думала. Пока в 13 лет не прочитала откровенные дневники своей тёти — родной маминой сестры. Тётя Женя была известной циркачкой — в тридцатые годы семейная пара Яков Пименов и Евгения Иванова гремела на всю страну. К сожалению, случилась трагедия – в 22 года она умерла во время родов… Ида сама не раз бывала на их выступлениях: дядя Яша, ковёрный и клоун, виртуозно играл на концертино размером от спичечного коробка до футбольного мяча и во время своего «коронного» номера перепрыгивал семь автомобилей. А тётя Женя творила чудеса не только под куполом цирка, ещё восхитительно пела, танцевала. И красоты была просто невероятной!.. В этих дневниках тётя подробно и ярко рассказывала, как с детства мечтала выступать на цирковом манеже, как в 15 лет влюбилась в одного из братьев-циркачей Яловых, убежала из дома с бродячим цирком шапито и стала воздушной акробаткой. Описано это было так, что дух захватывало. Оказывается, есть совсем другой мир – волшебный, как будто из сказки. Со сценой, зрителями, прекрасными муками творчества… Буквально дочитав последнюю страницу, Ида загорелась: вот и мне бы так! Именно тогда всё было решено окончательно: она пойдет учиться на артистку.

Зинаида Кириенко с Сергеем Герасимовым на съёмках фильма «Тихий Дон»

«НЕ НУЖЕН МНЕ ВАШ ВГИК И ВЫ, И ВАШ ШОЛОХОВ С «ТИХИМ ДОНОМ!»

Закончив школу, поехала в Москву – поступать во ВГИК. Конкурс в 1952 году был невероятный, но Кириенко приняли — на курс Юлия Яковлевича Райзмана. Правда, с припиской «условно». А это значит – ни общежития, ни стипендии. А где жить, на что?

«Помню, сижу, горюю: как быть? Вдруг ко мне подходит Тамара Фёдоровна Макарова, которая была в приёмной комиссии: «Деточка, мой тебе совет: езжай домой. А на следующий год Сергей Аполлинарьевич Герасимов будет свой курс набирать. Он тебя возьмёт». Вот что это было? Судьба? Сейчас, спустя много лет, я могу предположить — уже тогда он присматривал актёров для «Тихого Дона». И увидел во мне свою Наталью…»

Но через год, в 1953-ем, конкурс был ещё более «космическим» — 539 человек на место. И сдавать все экзамены пришлось заново. На последнем Герасимов вдруг задал ей вопрос: а почему вы решили стать актрисой? Ида ответила мгновенно: «Хочу играть, чтобы зрители сопереживали мне так же, как я сопереживала Марецкой и Тарасовой». И в числе двадцать трёх счастливчиков, прошедших строгий отбор, была принята. А вскоре стала одной из лучших студенток и уже на первом курсе сыграла свою первую главную роль в кино.

Кстати, на съёмках дебютной ленты – короткометражки Сергея Герасимова «Надежда», о молодой девушке, которая после школы едет поднимать целину, — с ней случилась история, которую все эти годы актриса вспоминала с улыбкой.

«Там, в Сталинграде, я Сергею Аполлинарьевичу призналась в любви. Так смешно вышло… Я специально пришла на репетицию пораньше. Сижу на диванчике, сердце ходит ходуном. Герасимов говорит: «Ну расскажи о себе. Где ты жила, как?» Может, он увидел, что я какая-то натянутая. И я стала рассказывать про семью, про детство – да про всё. Потом спрашиваю: «Вам, наверное, каждый рассказывает свою судьбу?» «Да нет, — улыбается, – так как ты, ещё никто не рассказывал». Я потупилась и говорю: «Сергей Аполлинарьевич, а я люблю вас!» Причем, это был, скорее, эмоциональный порыв, я даже не знаю, что за чувство – ведь все мы, его ученики, его боготворили.

Согласитесь, был бы Герасимов ловеласом и сердцеедом, как потом о нём говорили, воспользовался бы этой ситуацией – ему это ничего не стоило. А его реакция была потрясающей. Он не удивился, а сказал, как ни в чем не бывало: «Да, это очень хорошо. Молодец!» И добавил: «Только знаешь, надо свои чувства уметь сдерживать. Потом будешь себе благодарна всю жизнь!» Взял двумя ладошками моё личико: «А ушки у тебя как пельмешки». Прислонился ко мне, поцеловал в темечко: «Умница! Ну давай – что у нас завтра?»

Поэтому я все равно сохранила к Герасимову самое чистое светлое чувство и благодарность. За этот случай в том числе».

Вообще у педагога Герасимова было железное правило: на курсе — никаких любимчиков, дисциплина одинакова для всех. Студенткам была непозволительна любая вольность – нельзя было красить губы, делать завивки, перманенты, красить ногти. Никаких экспериментов с внешностью – Боже сохрани! Герасимов не делал скидок даже за талант.

Однажды и у Кириенко возник с мэтром конфликт, который мог поставить крест на всех мечтах начинающей актрисы.

«Герасимов с Макаровой, — рассказывала Зинаида Михайловна, — аскетически нас держали, внедряли в мозги, что жизнь – это серьёзная обязанность человека «достойно пронести себя». А я репетировать одну из сложнейших сцен в «Тихом Доне» (когда Наталья, узнав о измене Григория, кричит «Господи, покарай его!») пришла, слегка высветлив волосы. Чтобы Сергей Аполлинарьевич ничего не заметил, я специально на голову платочек повязала и мгновенно забыла об этом – вся была сосредоточена на сцене. Там Наталья, как пишет Шолохов, сорвала с головы платок, упала лицом на мокрую землю и зарыдала. И сыграла я это просто здорово – сама от себя такого не ожидала. У меня слёзы брызнули, я срывающимся голосом прокричала проклятия и упала на стол. Упала и лежу счастливая — жду от Герасимова похвалы. Вдруг открываю глаза и вижу: мой-то платок на полу лежит. А вокруг – гробовая тишина. Я сразу всё поняла. Он как понёс: «Как ты могла, как посмела?!»

А я от обиды — я-то считала, что меня надо похвалить за эту сцену! — не выдержала и взорвалась. Вскочила и как заору: «Ну и не надо! И не нужен мне ваш ВГИК и Москва мне ваша не нужна! И вы, и ваш Шолохов вместе с «Тихим Доном»! Герасимов испугался, долго молчал. Потом подошёл, погладил меня по голове и говорит: «Да успокойся, будешь сниматься, будешь. Молодец, ты актриса. Умница! Но волосы приведи в порядок!» Вот этим и кончилось. Ни разу в жизни он больше на меня голос не поднимал. И сцену эту мы больше не репетировали – её сняли с одного дубля».

Зинаида Кириенко с писателем Михаилом Шолоховым

ЗВЕЗДА ЭКРАНА И «ЭТАЛОН СОВЕТСКОЙ МОДЫ»

Роль Натальи Мелеховой в «Тихом Доне» принесла актрисе не только небывалую известность и зрительскую любовь, но и славу одной самых красивых актрис Советского Союза. К пятому курсу за её плечами уже было пять фильмов, включая нынешнюю киноклассику – картины «Судьба человека» «Сорока-воровка», «Поэма о море». О таком начале карьеры можно было только мечтать! Лучшие режиссёры звали её в свои новые фильмы. Чиновники Госкино активно включали в состав советских делегаций на всевозможные зарубежные кинофестивали. Как тогда говорили, «для улучшения имиджа Советского Союза».

Особенно Зинаиде Михайловне запомнилась одна из первых поездок – на «Фестиваль фестивалей» в мексиканский Акапулько с картиной «Судьба человека». Осень 1959-го. В числе делегатов — Герасимов с Макаровой, Кириенко, Юткевич и писатель Симонов. Удивительное дело: информации о том, что будут показывать советскую драму, не было нигде, но простые мексиканцы и гости фестиваля – по какому-то неведомому сарафанному радио — узнали об этом. Кинотеатр был забит до отказа. После финальных титров — мёртвая тишина, и вдруг… зал взорвался аплодисментами. Публика бросилась благодарить создателей фильма и членов делегации – всех, включая исполнительницу роли Ирины, Зинаиду Кириенко, вынесли на улицу на руках. Все плакали – не могли сдержать слезы.

Зинаида Кириенко на кинофестивале в Акапулько, 1970 г.

«Конечно, со стороны иностранцев все мы ощущали повышенное внимание, — вспоминала эту поездку актриса, — Всё-таки для остального мира Советский Союз был закрытой одиозной страной. Помню, я в шортиках там ходила и в такой белой кофточке с завязочками, прикрывающей тело, скажем так, не полностью. И Тамара Фёдоровна мне целую нотацию прочитала на эту тему: «Зина, на тебя же все смотрят. Ты же из Советского Союза!» Я говорила: «Но здесь же так жарко и все так ходят!» «Нехорошо». Кстати, я приехала в Акапулько в платье, купленном в обычной московской комиссионке и, конечно, попала под пристальные взгляды зарубежных актрис и журналистов. Ведь много тогда за рубежом иронизировали, что в СССР нет моды, магазины пусты, женщинам одень нечего. А через несколько дней мне принесли журнал с моей огромной фотографией. Подпись под фото гласила: «Советская актриса Кириенко — эталон советской моды».

Никогда не забуду, как в составе первой советской делегации от ЦК комсомола я поехала в турне по США, и какой мы произвели там фурор. Американцы смотрели на нас как на инопланетян. Ведь они представляли СССР и наш советский быт по фильму-сказке «Каменный цветок». На полном серьёзе думали, что в Москве по улицам медведи ходят и люди – в лаптях и кафтанах. Поэтому у них буквально глаза были на лбу. Это было незабываемо! Более того, главный советский праздник — 7 ноября — мы справляли в Главном полицейском управлении. Скинулись по 7 долларов, устроили вечеринку. Американцы нам ещё ящик вина притащили, а потом вместе с нами гимн СССР и «Интернационал» пели. Словом, дружбу народов крепили не на словах».

Зинаида Кириенко с Олегом Стриженовым и Федерико Феллини

60-е годы прошлого века для Зинаиды Кириенко — самое «золотое» время. Она с удовольствием ездила в интереснейшие киноэкспедиции в самые разные точки СССР: снималась в «Казаках» в Грозном, в картинах «Вдали от Родины» и «Повесть пламенных лет» — в Киеве, в историко-революционной ленте «Залп «Авроры» — в Ленинграде, в военной драме «Самый медленный поезд» — на Свердловской киностудии… Работы было столько, что часто приходилось отказываться – больше всего она избегала однотипных ролей. Параллельно замечательно играла в спектаклях Театра киноактёра.

«Повышенное внимание было, ну а как же? Письма на моё имя приходили — мешками. Почти в каждом — любовное признание. И из тюрем писали, обещали приехать. Но, как говорится, Бог миловал… Никогда не забуду, как приехала в нашу станицу Новопавловская с «Тихим Доном» и у меня был творческий вечер в местном клубе. В том самом, в котором когда-то много играла в школьные годы, и пела. Зал – битком. Вся моя многочисленная родня и мама – в первом ряду. Я её на сцену тогда пригласила – она вся счастьем светилась. И это было так празднично для всех, что даже не передать. Кстати, всю жизнь я пыталась разыскать этот роман «Аида», который так или иначе повлиял на мою судьбу, но пока так и не нашла. Мама рассказывала, что толстая была книжка, безумно интересная».

Зинаида Кириенко с мужем Валерием Тарасевским

УВЕЗЛА САМОГО КРАСИВОГО КАЗАКА

Со своим будущим мужем – Валерием Тарасевским — Зинаида Кириенко познакомилась в 1961 году на съёмках фильма «Казаки» в Грозном. Вечером шла на концерт Аркадия Райкина, который как раз там гастролировал, а навстречу молодой парень — красавец, великолепно сложенный, как потом выяснилось — спортсмен. «Вы – Зинаида Кириенко?» «Да». Оказалось, что его тоже пригласили поучаствовать в съёмках «Казаков» – в массовке. Вскоре они встретились на съёмочной площадке. Ухаживал он необыкновенно… Оба вспыхнули как спичка! Единственное, что немного смущало актрису, которую к тому времени знала и любила вся страна: Валерий был моложе на 11 лет. Она поехала за советом к маме. Другая бы мать сказала: «Да ты что, с ума сошла? За пацана выходить, спортсмена! Найди кого-нибудь получше. Ведь сколько было ухажёров, даже литераторы известные!»

Но мама ответила: «Если любишь, забирай». Ровно через два месяца после знакомства в доме бабушки Валерия сыграли свадьбу. Судьба!

«Самое смешное, — говорит актриса, — что, когда съёмки закончились и мы уехали в Москву, местные жители шутили: мол, приехала московская артистка и увезла самого красивого казака. На следующий год у нас родился сын Тимур… Мне тогда было 28 лет. А в 35 я второго сына, Максима, родила».

Ради жены Валерий взял все семейные обязанности на себя: дом, быт, воспитание сыновей. По сути (хотя и закончил университет, получил профессию экономиста), пожертвовал своей карьерой ради семьи. Сидел с мальчишками, когда они болели, занимался дачей, огородом… Благодаря мужу, ей удавалось ездить на гастроли, играть в театре и кино. «Замуж за артиста я никогда не хотела. Опасная профессия для мужчины — он либо зазвездится, либо сопьётся, либо будет гулёной…» Зинаида Михайловна была в семье добытчиком и их с мужем это ни капли не смущало. Она занималась любимым делом – Валерий обеспечивал тыл. И разницу в возрасте они никогда не ощущали.

Зинаида Кириенко с семьёй

ВОСЕМЬ ЛЕТ В «ЧЁРНОМ СПИСКЕ»

Идиллия закончилась внезапно. В 1966 году актриса вдруг почувствовала, что вокруг неё происходит что-то нехорошее. Ещё недавно она не успевала сняться в одной ленте, тут же приглашали в другую. А тут… Проходит-месяц, два, полгода, год – ни одного звонка. Как отрезало! И это в самом расцвете творческих сил, на самом, как казалось, пике карьеры. Знакомые, коллеги, даже иногда прохожие на улицах спрашивали: «Почему вас нет в новых фильмах?» Она не знала, что ответить. За восемь лет Зинаида Кириенко снялась от силы в 3-4 картинах, да и то в крохотных эпизодах – по нескольку секунд на экране. Как она потом признавалась, «у меня было чёткое ощущение, что кто-то это делал специально, как будто очень хотел меня унизить».

Правда открылась только на фестивале в Баку в 1974 году. «Разве не знаешь, — спросил её известный кинорежиссёр Станислав Ростоцкий, — что ты была в списке, где стоял наверху «крестик»: «не снимать»? «Нет!» «А помнишь свои отношения с таким-то (он назвал известную фамилию деятеля Госкино)?» «Да у нас с ним не было никаких отношений!» «Так вот поэтому тебя и не снимали! Он сам мне рассказывал, как ты ему отказала».

«Я ведь даже представить не могла, что такое бывает! Что тебя просто могут вычеркнуть из жизни! Я сразу вспомнила, как в 1966 году на декаде русской литературы и искусства в Чимкенте мы жили в номере с Ниной Дробышевой. Вдруг приходит этот… человек-монстр, который на всех наводил ужас, и приглашает нас в ресторан. Сидим, столик на троих. И он рассказывает: «А вы знаете, как меня донимают режиссёры? Даже тот же этот ваш Герасимов… То плёнку просит, то ещё что-то. А я-то знаю, что все они у меня вот где (показывает кулачище)! Я только брови сдвину, а у них поджилки уже трясутся». Понимаете? Вот эта вот гадость, чванство… Он хвастался тем, что все режиссёры от него зависят. А кто ради меня будет портить с Госкино отношения? Подумаешь! Не Кириенко, так другая будет сниматься. Какая разница?!»

Другая актриса с амбициями на её месте, возможно, впала бы в депрессию, натворила бы глупостей и в конце концов погибла – таких случаев множество. Но не Кириенко!

«А я выбрала раз и навсегда! Только не профессию, а любовь — семья всегда была для меня на первом месте. Любимый муж и дети меня от всех бед спасали. К тому же у меня был театр киноактёра, гастроли по всей стране. Я ездила с песенной программой. Я всегда любила петь, могла публику увлечь так, что зрителям и два часа мало будет! Самое смешное, что совершенно случайно все эти годы моим коронным номером была донская лирическая песня «Виновата ли я?»

А закончилась вся эта неприятная история неожиданно. На том же фестивале в Баку к Кириенко подошёл знаменитый актёр и режиссёр Евгений Матвеев: «Зина, я затеваю картину «Любовь земная» по роману Петра Проскурина. Там для тебя будет интересная роль». Только благодаря Матвееву, который первым снял негласный запрет, опальная актриса вернулась в кино. Матвеев – был мощной фигурой, независимой. С ним считались.

«ЛЮБОВЬ ЗЕМНАЯ» И НЕЗЕМНАЯ

Её возвращение вышло триумфальным – в 1975 году «Любовь земную» посмотрели более 50 миллионов зрителей, а ещё через несколько лет за роль Ефросиньи Дерюгиной Зинаида Кириенко получила Государственную премию и звание народной.

«Лично для меня её история – некое продолжение истории Натальи из «Тихого Дона» как типа исконно русской женщины, — тщательно подбирая слова, говорила Зинаида Михайловна. — Ведь почти все мои героини — это были женщины-страдалицы, на которых земля наша держится. Такие войну помогли выиграть, выстоять в самые суровые для страны времена… Да и я сама из таких — могу любые трудности пережить, какие не каждая женщина вынесет. Могу! Только измены не смогла бы пережить, наверное».

После «Любови земной» актриса снялась в продолжении этой дилогии – фильме «Судьба». И снова – успех! Дальше были картины — «Лекарство против страха», «Люблю. Жду. Лена», «Господин Великий Новгород», «Любить по-русски-2»… Причём лента «Любить по-русски-2» того же Евгения Матвеева стала для нее особенной – сбылась ещё одна давняя мечта. В ней Зинаида Михайловна сыграла прокурора — Зинаиду Георгиевну Широкову. В честь своего родного отца!

«Это я предложила Матвееву назвать мою героиню так. Уж очень хотелось, чтобы хотя бы в кино прозвучали мои настоящие отчество и фамилия. Ведь у моего папы очень нелёгкая судьба. Перед революцией он учился в тбилисском юнкерском училище на армейского музыканта. В 1919 году белогвардейцы этих молодых ребят посадили на корабль и отправили в Лондон, чтобы спасти от расправы. Но в Англии в те годы был кризис, королева не приняла корабли, юнкеров выбросили в никуда. Вот так он мыкался восемь лет. Работал в ресторане — подсобным рабочим. Бабушка рассказывала, что они там очистки картофельные варили и ели, чтобы не умереть с голоду. Когда в 1925-ом вышло постановление Совнаркома о возможном возвращении таких, как он, папа ещё два года копил деньги на обратный билет. Приехал, а ему определили места жительства – аулы Дагестана, где они и встретились с мамой и где я родилась. Мне было года три, когда они разошлись. И фамилию- то мне сразу поменяли – боялись, что фамилия отца-белогвардейца выйдет мне боком. А в 39-м папу арестовали. Придумать могли любое – что угодно. Конечно, я многого не знаю, но знаю точно: мой отец прожил тяжёлую жизнь. И где кончил дни свои – никто до сих пор не знает».

Зинаида Кириенко с Евгением Матвеевым

Последние годы Зинаида Кириенко, несмотря на возраст и болячки, жила полной жизнью. Ездила на кинофестивали, куда её звали в качестве почётной гостьи. Иногда выступала с концертами. Занималась внуками – их у нее было пятеро. Правда, в 2004-ом пережила трагедию – не стало мужа. Обширный инфаркт!

«Мы прожили с Валерой, — рассказывала она несколько лет назад, — в любви и согласии 44 года без четырёх месяцев. И все эти годы я его называла — «моё счастье». Наверное, это есть та самая настоящая любовь, до гроба. Считаю ли я себя счастливым человеком? Я любила и была любима. Оставила после себя потомство. Конечно, очень много в профессии несделанного… Но зато сколько людей со слезами благодарности подходят ко мне на улице, благодарят за фильмы! Разве я могу быть несчастной как женщина и как актриса?!»
Фотографии из семейного архива З. Кириенко

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓

Актриса Зинаида Кириенко: жертва харассмента по-советски